Новости


10.03.2021

Режиссер театра Иван Карпов: cпектакль «Моцарт и Сальери» - это история об одиночестве



Фото http://www.lipetsk.ru
Спектакль Костромского областного театра кукол «Моцарт и Сальери» вошел в основную программу Международного фестиваля кукольных и синтетических театров КУКАРТ-XV. Фестиваль будет проходить летом в Санкт-Петербурге. 

«Моцарт и Сальери» - один из самых необычных и завораживающих спектаклей для взрослых в репертуаре нашего театра кукол. И он совсем не о зависти одного великого композитора к другому. 

Режиссер-постановщик спектакля - Иван КАРПОВ. Актер, филолог, театральный педагог, инсценировщик. Автор лаборатории Театр «Под Деревом», исследующей куклу как символ и знак. 
                                                                                    
Два музыкальных гения на одной сцене

- Иван, если ваша кукольная история двух композиторов не о зависти, то о чем?
- Я, прежде всего, хотел поговорить об одиночестве Сальери. На мой взгляд, в этом и состоит актуальность спектакля, потому что основная проблема современного человека - его одиночество. При всех современных возможностях взаимодействия друг с другом, в том числе и в разных арт-пространствах, и через соцсети... Так что, «Моцарт и Сальери» - это спектакль про человеческое одиночество. Другое дело - к чему оно привело главного героя.

- К подлому преступлению?
- Реальный исторический Сальери не убивал Моцарта, и это уже давно доказано. Видимо, из-за подобных заблуждений принято думать, что Сальери - завистник и бездарность. Но это же были два музыкальных гения. Просто природа у их гениальности разная... Что же касается преступления, то в нашем спектакле есть один небольшой секрет, заставляющий зрителя несколько сомневаться в реальности происходящих с Сальери событий, до конца не быть уверенными, что они случаются наяву.  

- Почему вы решили именно за эту пьесу Пушкина взяться?
- В свое время я поступал на режиссуру в Ярославский театральный институт к Александру Сергеевичу Кузину, к вступительным испытаниям разработал экспликацию спектакля «Моцарт и Сальери». Когда мы вели переговоры с Костромским театром кукол о будущей постановке, мне предложили именно этот материал. Такое любопытное совпадение. Было безумно интересно погрузиться в него еще раз. Потому что прошло время, я поменялся, и материал немного по-другому во мне резонировать стал. Одно осталось неизменным – это история о Сальери. 

- Как костромичи приняли вашу постановку?
- Замечательно. В Костроме очень отзывчивый зритель.

В кукле есть отголосок мифологичности

- В нашем городе кукольные спектакли для взрослых - редкость. Все-таки многие еще воспринимают театр кукол как площадку для детских постановок.
- Мне приходилось слышать такое мнение: «Зачем в детском театре спектакли для взрослых?». Причем, даже здесь, в Костроме. Да, к сожалению, многие считают, что театр кукол – это театр для детей. Особенно люди старшего поколения. Чтобы поменять это отношение, нужно время. Возможно, годы. И большая работа со зрителем. 

- А вы когда поняли, что театр кукол не только для детей?
- Когда, после филфака, пришел служить в Липецкий театр кукол. Меня пригласил коллега. Он сказал, что театру требуется молодой актер, предложение это я воспринял скептически. Сразу представил себе ширму, а на ней перчаточную куклу зайчика. Скукотища! Ну, думаю, ладно, зайду, посмотрим…. Прихожу, а там как раз идет детский спектакль, меня приглашают посмотреть его из закулисья. Достаточно сложный, ширмовой, с тростевыми куклами, кучей подач, механики... И меня так впечатлил такой театральный язык, художественная и визуальная выразительность, что я захотел остаться. Тогда, пожалуй, и пришло осознание, что это театр не только для детей. 

- Сложно было осваивать работу с куклой?
- Мне, в свое время, очень помог замечательный мастер Наталья Алексеевна Чулюкова. Помню, как она совершенно по-матерински со мной встречалась каждое утро, в 7-8 часов в театре. Мы вставали у зеркала и по несколько часов занимались тростевыми куклами. И чем больше я работал, тем четче понимал, что возможности театра кукол гораздо шире, чем многие привыкли думать. Далее, уже в колледже искусств, а потом в Академии, было легче, поскольку уже был навык и опыт. Хотя, осваивать куклу можно бесконечно долго, как музыкальный инструмент. Я думаю, что в кукле есть отголосок некоторой поэтичности, образности, мифологичности. 

- Даже так?
- Именно. Куклой может быть не обязательно человеческий персонаж или животное, а предмет. Скажем, ветка, или пакет, который взлетел от ветра, у него возникла своя жизнь, своя логика, свой взгляд на мир вокруг. Мне иногда зрители говорят, что они под большим впечатлением от того, что может передать кукла. Как она через пластику, через дыхание транслирует собственную психологию, внутренний мир, переживания. Уникален театр кукол еще и в том, что он через куклу, сценографию предлагает зрителю взглянуть на самого себя в контексте целого бытия, целого мироустройства. Язык театра кукол способен целые миры рождать… Когда я это стал понимать, сильно загорелся. Поставил спектакль «Сны Танаиса» по стихам поэтов Заозерной школы. Экспериментировал там с формами, с тканью, с фактурами.

- Поэтический спектакль в театре кукол?
- Это был эксперимент. И публика его восприняла прекрасно. Было здорово открывать - то, что я сделал, работает. Я видел отклик у зрителя, слышал звенящую тишину в зале. Когда высекается эта энергия, возникает настоящее волшебство.

«Отпускать» спектакль всегда сложно

- Какой спектакль в вашей творческой биографии для вас является знаковым?
- «Соловей и роза», поставленный по одноименный сказке Оскара Уайльда в Забайкальском театре кукол «Тридевятое царство». В моей инсценировке это кусочек жизни писателя. Именно он сказку создает в спектакле здесь и сейчас. «Соловей и роза» - история про художника и общество. Она очень со мной резонирует. 

-Было у вас такое, что предлагаемый для постановки материал вызывал отторжение?
- Никогда. Если я предлагаю театру материал, значит, он меня чем-то зацепил. Если театр предлагает мне работу над постановкой, я нахожу в материале опорные точки, моменты, которые будоражат… А дальше уже начинаю раскручивать и исторически, и филологически, изучаю, исследую, на ощущения проверяю. Это сложный процесс, но очень увлекательный, интересный. Может быть, поэтому мне всегда сложно «отпускать» спектакль. Такое ощущение, что выпускаешь в мир повзрослевшего ребенка.

- Вы прошли путь филолога, артиста и стали режиссером. Сейчас чувствуете себя на своем месте?
- Да, причем именно как режиссер театра кукол. Это касается не только взрослых спектаклей, но и детских, и постановок для подростков. Во время репетиций и уже на премьере я чувствую счастье, ощущаю его буквально тактильно.

Екатерина МАЙ.
Список новостей